Балдан Сэнгэ

авным-давно жил в одном улусе Балдан Сэнгэ. Это был очень хитрый парень. Куда бы он ни пришел, мог самого умного из умных перехитрить своей лисьей хитростью. Вот и прославился он, говорят, как лиса-обманщик.

Однажды, когда Балдан Сэнгэ быстро скакал на своем плохоньком белом коне, его громко окликнула женщина с пятиведерным чаном на голове:

— Эй! Балдан Сэнгэ! Тебе не обмануть меня.

— Некогда мне обманывать тебя. Пожар на небе, тороплюсь созвать людей, сильно тороплюсь, — отвечает.

— Где? Где? — сказала, глянула вверх на небо, а чан упал и разбился.

Как-то Балдан-Сэнгэ сел на берегу озера, оправился, прикрыл своей шапкой и стал лепить из глины быка. Подъезжает к нему человек, известный Тарган Тарба — Толстый Тарба на своем игреневом скакуне с клеймом. Скакун этот за сутки мог трижды объехать землю.

— Балдан Сэнгэ, Балдан Сэнгэ, обмани меня, — просит Тарган Тарба.

— Нет, не смогу сейчас обмануть, забыл дома книгу, по которой обманываю, — отвечает Балдан Сэнгэ.

— Принеси из дома книгу и попробуй, — пристает тот.

— Не-ет. До дома далеко, некогда мне.

— Ну, съезди на моем коне, привези, а я подожду.

— Ну ладно, так и быть. Только вот под моей шапкой сидит золотая птичка, не выпускай ее. Если захочешь посмотреть, осторожно просунь руку под шапку и пощупай. Коли не дождешься меня, садись на глиняного быка, посмотри вперед, стегни его и скажи: «Ум»; назад оглянешься, стеганешь и скажешь: «Хом».

Вскочил Балдан Сэнгэ на коня Толстого Тарбы и умчался.

Ждет, ждет его Тарба, час проходит, другой, пять, шесть часов прошло. Темнеть начало. Нет Балдана Сэнги. У Тарбы терпение лопается. Захотел посмотреть золотую птичку. Решил просунуть руку под шапку и потрогать. Осторожно просунул руку и пощупал что-то мягкое.

— Ай, какая досада! Этот хитрец из хитрецов — Балдан Сэнгэ обманул-таки меня, — говорит богач.

Сел он на глиняного быка, глянул вперед, стеганул его. Когда сказал: «Ум» — задняя часть (быка) развалилась. Потом оглянулся назад, стеганул. Когда сказал. «Хом» — передняя часть развалилась. Вот так был обманут Тарба.

Однажды ехал по своим делам Балдан Сэнгэ по степи, а в это время богач Зуудай гнал к летнику свою отару — около шестисот овец. Громко, грубо окликнул он:

— Балдан Сэнгэ! Балдан Сэнгэ! А ты меня никогда не обманешь!

— Не только обмануть могу, но даже могу тебя заставить взять в руки навоз, — ответил Балдан Сэнгэ, ударил кнутом свою тощую белую лошадку и ускакал.

Скрылся он за горкой, снял один унт, измазал его и бросил на дороге к летнику Зуудая, а сам поехал дальше. Проехал около полуверсты, снял другой унт, бросил его чистым.

Вскоре на дороге показался богач Зуудай со своими овцами. Смотрит — лежит на дороге один грязный-прегрязный унт. Нагнулся Зуудай, чтобы поднять его, но, увидев, что он очень уж грязный да притом один, решил не брать. «На что он мне?» — подумал и пошел дальше по своей дороге.

А когда отошел подальше, увидел второй такой же унт, совсем чистый.

— Э! Да это же, точно пара того унта! — сказал богач Зуудай, взял его и без памяти пустился бежать обратно.

Взял он тот грязный унт и пошел на речку Мойсото отмывать его. Сдержал свое слово Балдан Сэнгэ.

Как-то Балдан Сэнгэ задумал продать свою тощую белую лошаденку и обзавестись немного добром, для этого он затолкал под хвост лошаденки серебряную чашку, сел верхом и отправился к семерым торговцам, живущим у реки Доодо гол. Привязал свою лошадь к коновязи, зашел в юрту.

— Э! Балдан Сэнгэ! Откуда пришел? Какие новости у тебя? — наперебой стали расспрашивать его семеро торговцев.

— Новостей особых нет. Живу по-старому. А вы как поживаете? Как идут ваши дела? Я вот ищу, кому бы продать свою лошаденку.

— Ну, ну! А сколько ты просишь за нее? — спрашивают наперебой семеро торговцев.

— Лошаденка моя стоит очень дорого. Вы, наверное, не купите, — заговорил Балдан Сэнгэ, притворяясь тихим и скромным, а сам думает про себя, что торговцы попадут в его ловушку.

— С виду твоя лошадь плохая. Почему так дорого стоит? — спрашивают торговцы.

— Говорится, хоть снаружи плох, зато нутром хорош. Вот и моя лошадь один раз в месяц вместо помета выдает серебряную чашку, — говорит Балдан Сэнгэ, посмеиваясь.

— Ха-ха-ха! Не может быть, чтобы лошадь серебряными чашками оправлялась! — громко стали смеяться над ним семеро купцов.

— Вот она уже скоро должна выдать серебряную чашку. Какой сегодня день? Пятница? На ваших глазах со стуком упадет белая чашка с печатью. Выйдемте на улицу, посмотрим, — решительно сказал Балдан Сэнгэ. Он вышел первым, за ним — семеро торговцев.

Пока они рассматривали плохонькую белую лошадку, она подняла хвост — и вместе с пометом выпала серебряная чашка.

— У! И вправду выпала серебряная чашка. Что за чудо невиданное? Что за лошадь? — удивляются семеро торговцев.

— Сильно дорого просить я не буду. Если дадите три коровы, трехлетнего бычка и три тысячи рублей, пожалуй, отдам свою лошадь, — говорит весело Балдан Сэнгэ.

Когда семеро торговцев решили отдать ему то, что он просил, Балдан Сэнгэ говорит:

— Отдайте мне эту чашку, ведь вы и так каждый месяц будете иметь такие чашки.

— Возьми, возьми, — охотно отдают чашку торговцы.

Положил за пазуху Балдан Сэнгэ серебряную чашку, три тысячи рублей, погнал трех коров и трехлетнего бычка. Радостный и гордый вернулся домой.

Семеро торговцев семь месяцев ждали. А плохонькая белая лошаденка не только не выдала серебряные чашки, а наоборот, стала пуще худеть и чахнуть.

Семеро торговцев говорят между собой:

— Обманул нас Балдан Сэнгэ. Пойдем, отберем все, что отдали, отколошматим Балдан Сэнгэ как следует.

Прослышал об этом Балдан Сэнгэ, стал раздумывать, как бы снова обхитрить. Он повесил у дверей длинный кнут и сказал жене так:

— Наполни овечий желудок кровью, положи себе под мышку, ложись в постель и притворись больной. Когда придут семеро торговцев, я скажу тебе: «Встань», ты не вставая. Тогда я железным прутом насквозь проткну желудок с кровью. Ты притворись мертвой. Я буду бить, приговаривая: «Кнут мой оживляет мертвого, кнут мой обогащает бедного». После этого ты встань.

Вскоре пришли семеро торговцев. Балдан Сэнгэ говорит:

— Проходите, садитесь, мои добрые друзья. Откуда приехали?

— По делу приехали, — сердито проговорили они.

Балдан Сэнгэ говорит своей жене Балме, которая лежала на кровати:

— Вставай, мои друзья приехали, чай варить надо!

— Я болею, не могу встать, — отвечает жена.

— Вставай, говорю! — прикрикнул на нее снова Балдан Сэнгэ. Жена не встает.

В гневе схватил он железный прут, лежавший у печки, и ткнул под мышку жене. Брызнула кровь, и жена притворилась мертвой.

Тогда Балдан Сэнгэ взял длинный кнут, висевший у дверей, и стал бить им жену, приговаривая:

— Кнут мой, оживляет мертвого, кнут мой обогащает бедного!

Постепенно жена «пришла в себя» и встала:

Семеро торговцев диву даются:

— Что за чудесный кнут у тебя? Продай его нам! — говорят.

Начисто забыли они, что до этого были обмануты.

— Этот кнут очень дорого стоит, и вряд ли я его продам. Даже трудно будет цену установить.

— Сколько попросишь, то и дадим, — говорят наперебой семеро торговцев.

— Да нет, однако, ни за какие деньги не отдам свой кнут, — куражится Балдан Сэнгэ.

— Продай. Что тебе нужно? Все дадим, что попросишь, — не отстают семеро торговцев.

Балдан Сэнгэ свою хитрость лисью пустил в ход:

— Ладно, так и быть, во-первых, вы мои хорошие друзья, а во-вторых, если кнут вам очень нужен, придется мне его уступить. Если дадите четырехгодовалую корову, четырехгодовалого бычка, четыре тысячи рублей, тогда отдам свой кнут.

Семеро торговцев в тот же миг принесли ему все, что он запросил, забрали кнут и, радостные, заторопились обратно.

Придя домой, те семеро убили семерых своих жен и стали бить их кнутом, приговаривая:

— Кнут мой оживляет мертвых, кнут мой обогащает бедных.

Но ни одна из них не встала. Били их целый день, ни одна жена не ожила.

— Сейчас же пойдем, посадим на кол и убьем обманщика Балдана Сэнгэ! — закричали семеро торговцев и начали спешно собираться в дорогу.

Балдан Сэнгэ прослышал об этом, опять задумал хитрость. Он сколотил себе гроб, на крышке его продырявил семь дырок, а под каждой дыркой вставил железные прутики. Потом позвал жену и сказал так:

— Я лягу в гроб, притворюсь мертвым. Когда придут торговцы, ты сиди и горько плачь. Если спросят; «Что случилось?» — скажи, что Балдан Сэнгэ вчера умер.

Вскоре пришли семеро торговцев и спрашивают:

— Что случилось? Где Балдан Сэнгэ?

Жена Балдана Сэнгэ плачет и, всхлипывая, говорит:

— Балдан Сэнгэ наш помер вчера.

— А! Помер-таки! Где его мертвое тело? — спрашивают семеро торговцев.

— Во дворе, под сараем-ответила его жена.

— Пойдем посмотрим, правду она говорит или врет, — говорят меж собой семеро торговцев отправляясь в сарай.

Там был гроб.

— Хорошо! Мы сейчас оскверним его мертвое тело. Давайте сядем, — сказали торговцы и сели.

Как только сели они на гроб, Балдан Сэнгэ сильно ткнул снизу в них семью приготовленными прутиками.

— Балдан Сэнгэ и мертвый злой и живой вредный, — приговаривали семеро торговцев, убегая без оглядки домой.

 

Перевод И.Б. Цыреновой

Записана учителем географии Бальжинимой Цыреновичем Цыреновым от Буды Дугарова, 1871 г. рожд., с. Алтачей Мухоршибирского района БурАССР, 1939 г.

Оригинальное название сказки: «Балдан Сэнгэ».

Оставить комментарий:


 
If you have trouble reading the code, click on the code itself to generate a new random code.
 

Анонсы

1.06.2015:
№81 "Много лет спустя"

Сказка дня

Как гусь перехитрил лису

днажды лиса поймала гулявшего на лугу гуся, придавила его передними лапами и решила потешиться над ним. — Эй, гусь, если бы я попалась в твои лапы, что бы ты сделал со мной? — лукаво спросила она. — Что бы сделал? Я бы взял тебя в клюв, сложил лапы на груди, зажмурил глаза и помолился бы: «О аллах, тысячи благодарностей тебе за щедрый дар», — потом бы съел тебя

Узнать, что было дальше

Яндекс цитирования