Сэсэн-хан

далекие времена Внутренняя Монголия, Халха Монголия и четыре аймака Халхи были в подчинении Манжа-хана.

Однажды Манжа-хан пригласил в город Бээжэн всех четырех нойонов Монголии, чтобы присвоить им высокие звания.

Перед каждым из нойонов поставили резные столики и каждому принесли четки-подставки для чашек. Нойоны подумали, что это подарок хана. Один из них (с молитвой) начал перебирать четки, другой надел их на шею, третий положил за пазуху, четвертый, самый молодой, разложил четки кругом перед собой.

Вскоре принесли чай в кувшине и перед каждым поставили серебряные чашки без подставок.

Налили чай самому почтенному из них, и тот, обжигая руки, никак не может найти места, куда бы чашку поставить. Второй нойон кое-как зажал горячую чашку с чаем меж колен. Третий вообще не нашел места для чашки, а четвертый, самый молодой, взял чашку с чаем, отпил из нее и поставил на четки.

Тем временем Манжа-хан наблюдает за ними. После угощения нойонов пригласили в другой дом.

— В этом доме у нас сидит дальний гость, но он не умеет разговаривать, — сказали им и проводили.

Там сидел человек, искусно сделанный изо льда. Самый почтенный нойон стал приветствовать его, а самый молодой ничего не сказал и прошел мимо.

Затем вернулись они в дом для столования и сели на свои места.

Манжа-хан спрашивает:

— Ну как, поговорили, с нашим гостем?

Старый нойон сказал:

— Он, действительно, не разговаривает.

Но самый молодой нойон перебил его:

— Да он же разговаривал, вы не слышали. Он сказал, что свыше пожаловал сюда, но опоздал к сроку возвращения, вот и сидит.

Время было весеннее. Самый молодой и догадался, что этот человек сделан изо льда, поэтому так сказал.

Принесли обед. Поставили перед самым почтенным голову быка, сделанную из глины; перед вторым нойоном — голову свиньи из глины; перед третьим — голову барана тоже из глины; перед четвертым — конскую голову, также сделанную из глины.

— Отведайте йаше кушанье, — просят их.

Самый младший нойон ждет, когда примутся за еду старшие. Вот старшие нойоны стали отрезать уши у тех (глиняных) голов, чтобы добраться до мозтов.

Молодой нойон спрашивает у слуги, приготовившего еду:

— Конь-то с седлом?

— С седлом.

Подошел к нему слуга и, нажав на пружину, ловко вскрыл голову коня. А там самая вкусная еда и все, чем едят.

В этото воемя Манжа-хан приготовился присваивать звания. Самому старшему из нойонов он присвоил звание Тушээтэ-хана (сидеть будет на троне твердо, думает хан). Второму преподнес подарки и назвал его Сайн-ханом. Третьему нойону вместе с подарками присвоил звание Баа-хана; четвертому, молодому, — звание Сэсэн*-хана.

После этого четыре монгольских хана получили подарки и отправились к себе на родину.

Когда они отъехали, хан послал вслед им гонца и велел спросить:

— Где находятся правда и кривда?

Молчат старшие нойоны, а самый молодой из них отвечает:

— Правда и кривда есть у человека. Они находятся друг от друга на расстоянии четырех пальцев.

После этого все четверо дальше двинулись. Вернулся гонец к хану и передал все слово в слово.

— Да, все правильно, — говорит хан. — Если уши слышат кривду, то глаза могут увидеть правду. Между глазами и ушами, действительно, расстояние в четыре пальца.

Молодого монгольского хана сочли за умного и решили, что молодой монгольский хан — Сэсэн-хан, то есть умный хан.

 

*Сэсэн — умный, мудрый.

 

Перевод В.Ш. Гунгарова

Записал Б.X. Бальчинов от Лодоя Хишиктуева, 60 лет, колхоз «Красный Оронгой» Иволгинского района БурАССР, 1951 г.

Оригинальное название сказки: «Сэсэн-хаан». Мотивы разливания чая в остроконусные чашки, преподношение гостям мяса в загадочной посуде для испытания находчивости гостей встречаются в сказках «Ухаатай моришон» («Умный кучер») и «Суранзан Гомбо хаанай Уран түшэмэл» («Хитрый придворный Суранзан Гомбо хана»).

Оставить комментарий:


 
If you have trouble reading the code, click on the code itself to generate a new random code.
 

Анонсы

1.06.2015:
№81 "Много лет спустя"

Сказка дня

Как гусь перехитрил лису

днажды лиса поймала гулявшего на лугу гуся, придавила его передними лапами и решила потешиться над ним. — Эй, гусь, если бы я попалась в твои лапы, что бы ты сделал со мной? — лукаво спросила она. — Что бы сделал? Я бы взял тебя в клюв, сложил лапы на груди, зажмурил глаза и помолился бы: «О аллах, тысячи благодарностей тебе за щедрый дар», — потом бы съел тебя

Узнать, что было дальше

Яндекс цитирования